ПОПЕРЕДНІ ВИСНОВКИ СЕКЦІЇ КУЛЬТУРИ i ОСВІТИ НК PCІ УСРР ПРО ОБСТЕЖЕННЯ СТАНУ УКРАЇНІЗАЦІЇ

 
 

ПОПЕРЕДНІ ВИСНОВКИ СЕКЦІЇ КУЛЬТУРИ i ОСВІТИ НК PCІ УСРР ПРО ОБСТЕЖЕННЯ СТАНУ УКРАЇНІЗАЦІЇ




Не пізніше листопада 1925 р.

 

1. Как общее явление констатируется, что со стороны технического персонала и рядовых работников советских учреждений было проявлено вполне положительное отношение к украинизации, относились к делу вполне серьезно, охотно проходили курсы.

 

2. Успешности украинизации прежде всего и главным образом мешали безразличное и недостаточно серьезное отношение к делу со стороны ответственных работников и спецов.

 

3. В общем отмечается незначительное число знающих украинский язык среди сотрудников государственных учреждений. Меньше всего – партийных. Даже по губернским учреждениям на Полтавщине знающих украинский язык среди партийных – 38%, незнающих – 62%. Среди беспартийных – обратное явление: знают украинский язык – 62 %, не знают – 38%.

 

4. Если со стороны партийных работников замечалась известная пассивность и безразличие, то со стороны спецов нередки случаи пренебрежительного, враждебного даже отношения к украинизации и упорное нежелание изучать язык (в Донбассе со стороны спецов бывали замечания по поводу украинизации, как о «тарабарщине», «китайщине» и т.д., запугивание, что уедут в РСФСР, если будут нажимать на них и пр.).

 

5. Замечается, особенно в губернских центрах и в ВУЗах, известная инерция в развитии украинизации, которая создает среди изучивших украинский язык представление советских работников и студентов, что украинизация – дело несерьезное, с которым можно не спешить, а отсюда пассивность и рецидивы – забывается и то, чему научились.

 

6. Обычное явление – жалобы на то, что из центра и вообще из вышестоящих учреждений поступают отношения, циркуляры и другие официальные распоряжения по-русски. В учреждениях со стороны ответственных работников слышится только русская речь (за исключением органов НКПроса и школьных учреждений, главным образом, Соцвоса). Все это ослабляет стремление самих сотрудников совершенствоваться в украинском языке и перейти на него в делопроизводстве.

 

7. Весьма слаба работа по украинизации по линии профсоюзов. Не вполне удовлетворительна она даже в союзе работников Всеработземлес, который имеет непосредственную связь с селом.

 

8. Слабо развита работа по украинизации по линии месткомов союза совработников – отсутствие кружков по изучению украинского языка, очень мало докладов в клубах на украинском языке, ограниченное количество литературы.

 

9. Курсы по украинизаций были чересчур краткосрочны, в среднем не больше 3–4 месяцев. Повторные, высшего типа, курсы (2-ой ступени) – только на Киевщине. За такой краткий срок не могло быть удовлетворительного изучения языка.

 

10. В отдельных губерниях (Черниговщина, Донбасс) замечалось отсутствие достаточного количества учителей, знающих украинский язык, для проведения курсов по украинизации.

 

11. Как общее явление приходится констатировать, что в большинстве губерний не было плановости по проведению украинизации, не было выработано общих программ, лектора не приспособляли своих {128}методов в зависимости от того или другого учреждения. Исключение представляет только Киевщина, где со стороны губисполкома и губкома было внесено много внимания плановому и методологическому подходу к делу. Успешности украинизации на Киевщине содействовало также наличие достаточно квалифицированного кадра лекторов и значительного количества украинцев в составе сотрудников учреждений.

 

12. Отрицательно отражается на успешном переходе на украинский язык отсутствие украинской литературы – учебников, словарей и проч. Очень мало украинских книг в библиотеках – в среднем около 15 % (в губернских центрах).

 

13. Все вышеуказанное в большинстве случаев ведет к тому, что украинизация делопроизводства в госучреждениях носит характер узко формальный. Язык украинизированной корреспонденции – дубовый, мертвый, имеющий мало общего с живым украинским языком. Это, в свою очередь, часто вызывает со стороны «коренных» украинцев пренебрежительное отношение к «украинизованным» наскоро сотрудникам. В губернских учреждениях по-украински пишутся, главным образом, небольшие отношения; более серьезные и обширные доклады поручается писать по-русски, особенно, если это предназначено для центра. Это, в свою очередь, мешает сотрудниками специализироваться в украинском языке.

 

14. Создается, параллельно с известным разрывом между ответственными работниками спецами и партийными, с одной стороны, и рядовыми сотрудниками, с другой стороны, также известный разрыв между учреждениями центральными и нижестоящими. Чем учреждение ближе к селу (район, округ, сельская школа), тем более охватывает украинизация, чем дальше от села, тем украинизация меньше.

 

15. Низовая школа и политпросветная работа на селе украинизирована местами на 100 %. Встречает вполне положительное отношение, как со стороны населения, так и учителей. Здесь отрицательным явлением является, главным образом, отсутствие украинской литературы. Если сельские школы обезпечены учебниками до 75 %, то библиотеки, сельбуды, хаты-читальни в лучшем случае имеют украинскую литературу только до 25 %.

 

16. Особенно тяжелое положение детей: в школах они учатся только по-украински, требуют украинские книги, а между тем как раз этой детской литературы на украинском языке совершенно ничтожное количество (1,5 % общего количества по Полтавщине; в других губерниях и того нет).

 

17. В ряде губерний (Полтавщина, Черниговщина, Донбасс и др.) – частые ссылки на то, что из центра не было настойчивых напоминаний и требований перевода на украинский язык со стороны соответствующих учреждений (почта, земуправление, кооперация). В результате, например, почта в Полтаве не имеет бланков и штемпелей на украинском языке.

 

18. Средства, отпущенные на проведение украинизации, явно недостаточны. Этих средств, в лучшем случае, могло хватить только на устройство краткосрочных курсов, а между тем, для основательного изучения языка необходимо было бы обеспечить учреждения возможностью устройства курсов 2-ой ступени, а также снабдить библиотеки хорошо подобранными комплектами украинской литературы.

 

Зав. секцией Калюжный

Ст. инспектор Пилипенко

 

ЦДАВО України, ф, 337, оп, 1, спр. 2148, арк. 17, 18, Оригінал. {129}

 

Національні відносини в Україні у XX ст.: Збірник документів і матеріалів / Упор. М.І. Панчук, (кер.), I.Л. Гошуляк та ін. К., 1994. С. 128–129.

 

Перевод примечания:

 

43. Украинизация – процесс дерусификации государственного и общественно-политической жизни Украины, развития украинского языка и культуры в 20-е годы. Осуществлялся он в русле политики коренизации, начало которой было официально положено на XII съезде большевистской партии. Суть этой политики состояла в том, чтобы привлечь к внедрению советско-коммунистической идеологии в национальных районах СССР местные кадры, «коренизировать» партийный и государственный аппарат. С этой целью был увеличен приём в партию представителей местного населения, расширялись общественные функции национальных языков, разворачивалась сеть культпросветительских заведений, школ, средних специальных и высших учебных заведений, газет и журналов.

 

Задачи украинизации, начиная с 1923 г., определялись рядом декретов правительства и партийных постановлений. Вследствие их осуществления на 1927 г. почти в два раза возросло количество украинцев среди членов партии и правительственных служащих. Для работников государственных и хозяйственных органов были организованы специальные курсы украинского языка, на котором велось всё делопроизводство. Во всех школах и ВУЗах украинский язык преподавался как обязательный предмет.

 

Движущей силой украинизации был Народный комиссариат просвещения УССР, который в 20-х годах возглавляли Г. Гринько, В. Затонский, А. Шумский и Н. Скрыпник. На начало 30-х годов на украинском языке выходило более 85 % книжной продукции, почти 90 % газет и журналов, на родном языке обучалось 97 % украинских детей. Правительством и общественными организациями УССР принимались меры для удовлетворения национальных интересов украинцев, проживавших в других районах СССР. В то же время на Украине были выделены русские, еврейские, болгарские, греческие, немецкие и польский национальные районы с соответствующим языком делопроизводства, школ, культпросветительских учреждений, прессы и т.д.

 

В начале 30-х годов в условиях укрепления тоталитарной системы и усиления борьбы против «украинского буржуазного национализма» украинизация сворачивается, а её достижения и носители уничтожаются. – Док. № 66.

 

Національні відносини в Україні у XX ст.: Збірник документів і матеріалів / Упор. М.І. Панчук, (кер.), I.Л. Гошуляк та ін. К., 1994. С. 533.




Обновлен 30 июн 2017. Создан 29 июн 2017