ДОПОВІДЬ ГОЛОВИ РАДНАРКОМУ УСРР В.Я. ЧУБАРЯ НА ПЛЕНУМІ ЦК КП(б)У ПРО УКРАЇНІЗАЦІЮ

 
 

ДОПОВІДЬ ГОЛОВИ РАДНАРКОМУ УСРР В.Я. ЧУБАРЯ НА ПЛЕНУМІ ЦК КП(б)У ПРО УКРАЇНІЗАЦІЮ




№ 66

 

ДОПОВІДЬ ГОЛОВИ РАДНАРКОМУ УСРР В.Я. ЧУБАРЯ НА ПЛЕНУМІ ЦК КП(б)У ПРО УКРАЇНІЗАЦІЮ 43

 

6–8 жовтня 1924 р.

 

По вопросу об украинизации я имею в виду остановиться только на важнейших моментах, не приводя отчетных данных, ибо их очень мало, да и те, которые имеются, выявляют лишь тенденции, а не дают исчерпывающего ответа на вопрос. У нас вся практическая работа по украинизации должна быть разбита на 3 части. Первая – это внедрение украинского языка в обиходе, в школе, в учреждениях и т. п. Этой части задачи должен был отвечать декрет Совнаркома, который был издан в прошлом году в августе месяце. Многие товарищи его, конечно, не помнят, не помнят его и советские аппараты. В результате получилось то, что внедрение украинского языка не прошло таким темпом, каким оно должно было пойти. Мы сейчас отмечаем, что украинский язык изучили в большей степени низовые советские работники, работники низового технического аппарата, а работники руководящих органов украинского языка не изучили. Лучшим примером может служить наш Пленум ЦК (С мест: А сам говоришь по-русски.)

 

Да, первый начал говорить Николай Алексеевич* на данном пленуме. У нас имелось постановление пленума о том, чтобы все товарищи, кто может, говорили на украинском языке, но говорить одному при всей аудитории, которая не понимает украинского языка – положение невыносимое. Я пробовал вести заседания на украинском языке, но из этого к концу заседания ничего не выходило: переспросы, непонимание отдельных слов и необходимость перевода их тут же в речи и так далее. Но, товарищи, такое явление наблюдается не только по центральному советскому аппарату и по ЦК. Та же история происходит и по всей периферии. И если товарищи пишут бумажки, выписки, отписки на украинском языке, то ни один серьезный доклад, ни один крупный вопрос не освещается на этом языке, потому что большинство учреждений живет на переводчиках, не имея достаточно работников, знающих украинский язык. Но и другие затруднения есть, которые я хочу отметить, не углубляясь в анекдотические случаи, которые бывают при получении выписок на украинском языке.

 

У нас недостаточно подготовленный кадр работников и недостаточно данных для внедрения украинского языка. Словари – дефектные, учителя, которые обучают украинскому языку – несовершенны, учебников мало, вообще обучение украинскому языку встречает целый ряд затруднений. Поэтому сейчас мы должны соблюдать осторожность в форсировании обучения. Мы, во-первых, должны усилить нашу работу по подготовке работников и учительского персонала, и чтобы внедрить язык таким, как он есть в действительности. Для этого потребуются определенные средства. Основная задача, которую мы ставим перед собой – это сделать язык понятным большинству населения, чтобы на родном языке нести коммунистическое учение в массы. Эта основная задача требует более внимательного отношения к этому вопросу, она требует того, чтобы отказаться от подхода, который у многих и многих товарищей имеется: украинизация – это, мол, обучение делопроизводителей и секретарей, а не задача общепартийная. Первое предложение о {114}внедрении украинского языка я бы сделал такое: нам необходимо пересмотреть сроки обучения украинскому языку и обеспечить твердое партийное руководство работой по украинизации. По партийной линии широкого обследования работы по украинизации еще не проведено. Обследование, которое проведено по центральным советским учреждениям, говорит, что из обследованных 599 ответственных работников украинский язык знает 302 человека, что составляет около 52 %. И эти товарищи в большинстве, наверное, знают только так, что украинский язык не является для них китайской грамотой. Это, в общем, ответственные работники учреждений. По партийному же составу знают язык только 46 %. Процент партийных ответственных работников, знающих украинский язык, ниже процента знающих украинский язык ответственных работников вообще. Сколько говорящих на украинском языке? Анкета при обследовании сводилась к вопросам: можете ли читать, переводить, говорить. Говорящих значительно меньше. Конечно, эти цифры не могут быть истолкованы, как отчет. Но они все же выявляют тенденцию, что партия и все партийцы недостаточно уделяют этому вопросу внимания. Глядя на них, кто и изучил украинский язык из ответственных и неответственных беспартийных работников, не говорит на нем, рассуждая, например, так: «раз начальство не учит языка и партийцы не говорят на нем, значит не обращают на это должного внимания, значит все это выдумка большевиков, которая может быть через 1–2 месяца будет отброшена».

 

Вторая часть задачи – это развитие культуры, литературы и так далее. Тут уж мы имеем значительный сдвиг по нашим госиздательствам. По «Червоному Шляху» значительно увеличился выпуск украинской литературы. Спрос растет. На селе – то же самое. Когда приезжаешь на село, то и дело слышишь жалобы на то, что не хватает книжек. Спрос на книгу растет и растет выпуск украинской книги. Госиздат за полугодие с 1/1-1924 г. по 1 июня дал 52 % украинских книг из общего выпуска. За июль центр тяжести перенесен в эту сторону еще больше и выпущено 80 % изданий украинской литературы. За последнее время издается много мелких книжек, легко доступных массовому читателю – рабочему и крестьянину – ленинская литература и т.п. С этой стороны мы кое-что достигли. Но в части наших учебников, перекладывания учебников на украинский язык, особенно для средних и высших учебных заведений, задерживается потому, что нет соответствующих ученых людей. Тут потребуется длительная работа. Это провести можно только через длительный период времени, и в этой области еще большее значение приобретает поддержка наших украинских учебных учреждений: Академии наук и других украинских органов.

 

Теперь третья часть – это вовлечение и выдвижение украинских работников. В этом отношении мало сделано. Достаточно проследить каждую организацию. Втягивание недостаточное. Я считаю, что нам над этим нужно задуматься, чтобы и предстоящие перевыборы Советов и партийные конференции использовать для более внимательного подхода к подбору работников и произвести некоторое пополнение руководящих органов украинцами-партийцами, а также вовлечь и беспартийных украинцев. Был у нас на партконференции случай оглашения декларации «66-ти». К ней присоединяется украинская интеллигенция во всех губерниях. Эти силы разрознены, у них нет организации, ими никто не занимается, чтобы их использовать, чтобы втянуть их в советскую общественность. Втянуть их в работу можно, хотя бы в форме делового клуба, их можно привлечь к чтению лекций и т.п. Нужно обратить внимание {115} на то, что во всех таких случаях наши работники к этому относятся халатно, поэтому до сих пор и не удавалось ничего сделать. Что делается в этом направлении на местах? – Там на это смотрят также с прохладцей и в результате был временный подъем, но он сходит на нет, замечается охлаждение. Вопрос большой, который нужно изучать и которым нужно внимательно заниматься.

 

Вот три момента. Внедрение языка, вовлечение работников, развитие культуры. Все эти три момента требуют уделения этому большого внимания со стороны партии.

 

Мое предложение такое – чтобы Пленум ЦК признал необходимым создание специальной комиссии при ЦК по разработке и по проведению всех мероприятий, связанных с проведением дела украинизации в жизнь.

 

На почве проведения этой работы может возникнуть масса недоразумений, шовинистических уклонов и так далее. Политический момент этой задачи необходимо учесть. С другой стороны, нам нужно поставить эту проблему, как проблему плановую, а не случайно решающуюся теми или иными органами. Плановое руководство, политическое руководство, мне кажется, не может быть осуществлено Политбюро без специальной проработки этого вопроса комиссией.

 

ЦДАГО України, ф. 1, on. 1, спр. 129, арк. 199–200, 204. {116}

 

* М.О. Скрипник. {114}

 

43. Українізація – процес дерусифікації державного й суспільно-політичного життя України, розвитку української мови та культури в 20-ті роки. Здійснювався він в руслі політики коренізації, офіційно започаткованої XII з’їздом більшовицької партії. Суть цієї політики полягала в тому, щоб залучити до впровадження радянсько-комуністичної ідеології в національних районах СРСР місцеві кадри, «коренізувати» партійний та державний апарат. З цією метою було збільшено прийом до партії представників місцевого населення, розширювалися суспільні функції національних мов, розгорталася мережа культосвітніх закладів, шкіл, середніх спеціальних і вищих учбових закладів, газет та журналів.

 

Завдання українізації, починаючи з 1923 p., визначалися рядом декретів уряду та партійних постанов. Внаслідок їх здійснення на 1927 р. майже вдвоє зросла кількість українців серед членів партії і урядових службовців. Для працівників державних і господарських органів були організовані спеціальні курси української мови, якою велося все діловодство. В усіх школах і вузах українська мова викладалася як обов’язковий предмет.

 

Рушійною силою українізації був Народний комісаріат освіти УСРР, який у 20-х роках очолювали Г. Гринько, В. Затонський, О. Шумський і М. Скрипник. На початок 30-х років українською мовою виходило понад 85 % книжкової продукції, майже 90 % газет і журналів, рідною мовою навчалося 97 % українських дітей. Урядом та громадськими організаціями УСРР вживалися заходи до задоволення національних інтересів українців, що проживали в інших районах СРСР. Водночас в Україні були виділені російські, єврейські, болгарські, грецькі, німецькі і польський національні райони з відповідною мовою діловодства, шкіл, культосвітніх установ, преси тощо.

 

На початку 30-х років в умовах зміцнення тоталітарної системи та посилення боротьби проти «українського буржуазного націоналізму» українізація згортається, а її здобутки та носії знищуються. – Док. № 66. {533}

 

Національні відносини в Україні у XX ст.: Збірник документів і матеріалів / Упор. М.І. Панчук, (кер.), I.Л. Гошуляк та ін. К., 1994. С. 114–116, 533.



Создан 30 июн 2017